7 заметок с тегом

подписка

Всё ещё не пущать

Когда знакомился с постановлением о завершении предварительного следствия, подал ходатайство о замене наложенной на меня подписки о невыезде на обязательство о явке. Логика проста — следователь Горшков когда-то мотивировал необходимость применения оной тем, что помимо того, что я «скрылся», я еще могу воспрепятствовать предварительному следствию (не знаю, правда, как). Поскольку это самое предварительное следствие теперь закончено (всего лишь 2 месяца не дотянув до 5 лет), основания должны были отпасть и мне можно избрать менее тяжелую меру пресечения (хотя, конечно, спасибо следствию за то, что я эти 5 лет не сижу в СИЗО...).

Впрочем, результат предсказуем — получил по почте ответ о том, что следствие не усматривает причин для отмены подписки о невыезде ввиду того, что я обвиняюсь в совершении тяжкого преступления. Но я попытался! :)

Продолжаю ждать своей очереди знакомиться с материалами дела. Лжепотерпевший там, судя по всему, зачитался вконец.

2014   Горшков   подписка

Служить верой и… правдой

Любопытный эпизод о том, как работает в органах круговая порука, или как в стремлении не признавать ошибки наша доблестная полиция не гнушается нагло искажать факты. Впрочем, по порядку.

Как довольно подробно описано тут, в октябре 2011 года с разрывом в 4 дня я получил от следствия подряд две подписки о невыезде, а в феврале 2012 года — третью, и все по одному и тому же делу. В результате этого, я уже 1.5 года не могу покидать пределы города, причём это ограничение вынесено трижды. Абсурд?

Так думал я, подав в порядке ст. 125 УПК жалобу в суд на действия следователя. Долго ли, коротко ли, с тремя итерациями (районный суд → городской суд → районный суд), но в итоге Красногвардейский районный суд Петербурга признал мою правоту и 26 марта прошлого года вынес решение о том, что одну подписку нужно все-таки отменить. Надо сказать, что тов. Горшков А.С. на заседании, где было вынесено решение, присутствовал лично.

Тов. Горшков

Итак, время шло, а подполковник юстиции не торопился выполнять решение суда и отменять подписку о невыезде. По истечении года (!!) после решения суда я подал жалобу на действия следователя Горшкова, на которую заместитель начальника следственной части ГСУ ГУ МВД Вячеслав Геннадьевич Онохин ответил следующее:

На обоих вышеприведенных абзацах стоит остановиться поподробнее. Заместитель начальника следственной части, человек, несомненно, обладающий значительным опытом в деле борьбы с криминалом, и знающий закон назубок, совершенно серьезно утверждает, что:

…Cледователь, в соответствии с действующим законодательством… не наделен самостоятельными полномочиями по отмене постановлений, вынесенных им ранее по уголовному делу.

Что?! Но следователь Горшков ранее совершенно спокойно отменял предыдущие подписки о невыезде (которых было до этих трех не одна и не две) в соответствии со ч. 2 ст. 110 УПК. Напрашивается вопрос — г-н Онохин не знает уголовно-процессуального кодекса или он цинично пишет, что ему взбрело в голову, лишь бы не признавать правоту заявителя?..

А вот самое интересное содержится в первой части цитируемого абзаца:

Сообщаю, что надлежащим образом заверенная копия постановления Красногвардейского районного суда Санкт-Петербурга от 26.03.2012 в адрес ГСУ ГУ МВД России по г. Санкт-Петербургу и Ленинградской области не поступала, в связи с чем выполнить решение суда руководство ГСУ не имело возможности…

Ох, выходит, что следователь был не в курсе, что было вынесено постановление суда (предписывающее ему отменить подписку), и данное постановление никогда не приходило из суда в полицию, чем и оправдывается их бездействие. Что ж, это можно понять, если бы не одно «но»...

Будучи уверенным, что суд должен был направить копию решения в ГСУ ГУ МВД Санкт-Петербурга, я не поленился и съездил в архив Красногвардейского районного суда, чтобы ознакомиться с материалами дела. И что же я в них обнаружил?

Опаньки. 22 августа прошлого года следователь Горшков лично приезжал в суд и просил выдать ему на руки копию постановления, и получил её в тот же день. ГСУ не получало копию решения, говорите, господин Онохин? Может быть, следователь Горшков получил постановление суда и преступным образом скрыл его от делопроизводства и начальства?

Смотрим следующий запрос, имеющийся в деле в суде:

…и видим, что ответ на него (копия решения) было доставлено в само ГСУ еще 1 октября 2012 года:

Вячеслава Геннадьевича Онохина явно дезинформировали и он не знал ни о том, ни о другом эпизоде с получением решений суда. Или всё-таки знал, но соврал в официальном ответе?..

Жалоба на зам. начальника следственной части подана руководству ГСУ — посмотрим, что мне на неё ответят.

2013   125 УПК   Горшков   Онохин   подписка   суд

Разглашать — можно!

В январе один из читателей данного блога прислал мне ссылку на вот эту статью про подписку о неразглашении данных предварительного следствия и о том, что она не может быть отобрана в отношении подозреваемого и обвиняемого лица. Спасибо!

Изучив теорию вопроса, сочинили жалобу об этом, и сегодня получили ответ от непосредственного начальника следователя Горшкова, заместителя руководителя следственной части В.Г. Онохина:

Ваша жалоба от 21.01.2013 (вх. № С-17 от 22.01.2013) на действия следователя Горшкова А.С. по отобранию у Карпенко В.А. подписки о неразглашении данных предварительного следствия по уголовному делу №286065, рассмотрена.

По результатам рассмотрения Ваша жалоба, в части касающейся не соответствия действий следователя Горшкова А.С. при отобрании указанной подписки судебному акту — Определению Конституционного Суда РФ №467-О от 21.12.2004, признана обоснованной и удовлетворена.

По итогам проверки следователь Горшков А.С. заслушан на оперативном совещании руководства следственной части ГСУ и строго предупрежден о недопустимости впредь подобных нарушений законодательства.

В связи с тем, что отобрание подписки о неразглашении данных предварительного следствия фактически не повлекло существенных нарушений законных прав и интересов обвиняемого Карпенко В.А., который по данным следствия продолжает размещать информацию о ходе расследования уголовного дела №286065 в сети Интернет, оснований для привлечения следователя Горшкова А.С. к дисциплинарной ответственности не усматривается.

Отрадно, что следствие решило исполнить постановление Конституционного Суда, но печально то, что никакого наказания за очередное нарушение закона (уже далеко не первое и даже не десятое, по моему мнению) следователь не понесёт, так как я-де размещал информацию о ходе расследования в сети Интернет. По уровню аргументации это скорее похоже на ответ «а у вас в Америке негров линчуют!»

Ну и могу сказать, что с момент отобрания у меня подписки я не размещал никаких материалов предварительного следствия, так что упрекнуть меня не в чем, кроме, разве что, отдельных не совсем лестных отзывов об отдельных членах следственной группы (которые, впрочем, на мой взгляд, вполне заслужены).

Наконец, не сомневался, что уважаемый подполковник Горшков читает данные заметки. Пользуясь случаем, передаю ему привет!

2013   272ч2   Горшков   ГСУ   Онохин   подписка

Суды на носу

Год стремительно заканчивается, и новый уже стоит на пороге. А у нас полным ходом идёт подготовка к различным судебным процессам:

  • 20 декабря будет слушание в Приморском районном суде по поводу замечаний на протокол, что обездоленный истец загрузил в городском суде в конце октября.
  • 10 января 2013 года пройдёт заседание в Швейцарии по поводу подделки моей подписи на «договоре» купли-продажи моих акций в компании MediaPhone SA. После двух графологических экспертиз сомнений в том, что мою подпись кто-то подделал в пользу Козырева, уже не осталось.

Меня, конечно, приглашали в суд в Швейцарию (и даже повестку прислали официальную), но, поскольку я до сих пор нахожусь под подпиской о невыезде из города (с октября 2011 года), то так просто мне туда не выехать. Потому я подал ходатайство следователю о том, чтобы последний разрешил мне съездить на суд согласно прилагаемой повестке с переводом. Предсказуемо, в этой просьбе подполковник юстиции Антон Сергеевич Горшков мне с радостью отказал; уж кто бы сомневался. По мнению полицейского, официальное требование судебных органов Швейцарии — недостаточный повод для кратковременной поездки за рубеж. Что ж, его право.

В любом случае, моё присутствие на суде желательно, но совсем не обязательно — материалы дела говорят сами за себя. Ждём вердикта швейцарского суда.

Борьба с коррупцией и суды

Всё-таки непредсказуемы пути правосудия в нашей любимой стране. Я уже писал о том, что в конце прошлого года я подал две жалобы в порядке ст. 125 УПК (она определяет процесс обжалования действий следователя) в Красногвардейский суд г. Санкт-Петербурга.

Первая жалоба была о том, что избрание следователем меры пресечения в виде подписки о невыезде спустя 10 месяцев после начала дела — незаконно, ведь законом определено, что подписка (или арест) даются только в случае наличия исключительных обстоятельств. Так уж совпало, что исключительными, по-видимому, обстоятельствами тут был факт допроса Козырева в качестве обвиняемого в Швейцарии, на котором я должен был присутствовать в качестве представителя потерпевшего (компании KMK и себя лично). Это, конечно, мои домыслы и странные совпадения, но как иначе объяснить факт внезапного предъявления мне обвинения тут с последующим вялотекущим процессом расследования в течение последующих 8 месяцев? Только необходимостью посадить меня под подписку, которую не нужно продлевать каждые 10 дней, как в случае с подозреваемым.

В любом случае, при выдачи мне повестки о предъявлении обвинения мне была выдана одна подписка о невыезде, а через 4 дня — другая. Более того, весной я подписал третью — видимо, следователю по особо важным делам Горшкову показалось, что двух — маловато.

В общем, всю эту историю я обжаловал в суд, и суд бодро подтвердил позицию следователя — основания для избрания подписки были! Это тот факт, что я уехал в новогодний отпуск перед тем, как было открыто уголовное дело, и следовательно, скрылся от следствия. Как можно предугадать то, что в отношении меня будет открыто дело до того, как оно открыто, и скрыться от следствия за два дня до возбуждения дела, я не знаю, ну да ладно. Таковы уж коллизии нашего правосудия. С решением я не согласился и обжаловал его в городской суд, который поддержал мою точку зрения и отправил дело на повторное рассмотрение в райсуд в ином составе судей.

Районный Красногвардейский суд в лице уже другого судьи снова рассмотрел дело и пришел к таким же выводам, что и в первый раз — следователь действовал абсолютно законно, кроме, разве что, второй подписки, которая была избранна с нарушением процедур. Я снова не согласился с таким выводом и ещё раз обжаловал в городской суд, который, видимо, надоев заниматься этим делом, оставил в силе решение районного суда. Что ж, история с подписками на этом не закончена.

Теперь по второму делу... Тут ситуация ещё более абсурдная — в апреле 2011 года я обратился с требованием предоставить копии всех материалов дела, с которыми я имею право знакомиться. Следователь невозмутимо отказал в этом, сославшись на то, что по делу я прохожу уже в качестве свидетеля, соответственно, прав у меня таких нет. После этого была длинная череда обжалований, жалоб и прочего, с привлечением самого Антона Сергеевича Горшкова, его непосредственного начальства, начальства ГСУ при ГУ МВД, прокуратуры города (которая указала на то, что ознакомить меня с документами всё-таки нужно, правда, следователь эту указюльку бодро проигнорировал, написав, что постановления прокуратуры носят рекомендательный характер). В итоге после прохождения всех инстанций было принято решение обжаловать это всё в суд, раз следователь злостно игнорирует постановления прокуратуры.

Предсказуемо, как я и писал ранее, суд согласился с доводами следователя, и дело ушло на кассацию в городской суд, который успешно отменил постановление районного и отправил дело на новое рассмотрение. И вот в четверг, 21 июня, свершилось чудо: судья Красногвардейского суда вынес решение в мою пользу, обязав следователя ознакомить меня с документами.

Вдумайтесь: больше года ушло на то, чтобы заставить следователя делать то, что он должен был делать и так по закону. Для этого потребовалось написать около 10 жалоб в разные ведомства, загрузить работой двух судей районного и трёх — городского судов, не говоря уже о сонме крупных и не очень начальников в МВД. Эффективность системы поражает.

На этой неделе пойду наконец знакомиться с материалами дела.

И, наконец, расскажу о том, как у нас в полиции ведется борьба с коррупцией. Если кто не в курсе, есть такое специальное подразделение ГУ МВД по Санкт-Петербургу — ОРЧ собственной безопасности. Цитирую сайт:

ОРЧ (собственной безопасности) ГУ МВД России заинтересовано в активном взаимодействии с общественностью и готово принять информацию о совершении правонарушений конкретными сотрудниками милиции.

В общем, подумалось мне, раз у нас следователь ГСУ подполковник Горшков, судя по всему, настолько аффилирован с одной из сторон (вплоть до подготовки проектов допросов для нее и общих описаний о том, как меня будут «обкладывать по полной»), не сообщить ли мне об этом факте в вышеупомянутую структуру, которая как раз и должна заниматься такими вещами.

Подготовил жалобу, приложил к ней распечатки электронной корреспонденции, исходящей от следователя Горшкова и оперативника из отдела «К» Кузнецова, и прочие убедительные, на мой взгляд, доказательства их как минимум тесного взаимодействия с «потерпевшим», и стал терпеливо ждать ответа. Через какое-то время мне позвонил сотрудник ОРЧ, подполковник Максим Юрьевич Паражинский, и пригласил на свидание. Окрыленный, я пришёл и дал дополнительные объяснения, как, что и чего.

Как вы думаете, как расследовал эту жалобу Максим Юрьевич? Ни за что не догадаетесь. Он пригласил к себе следователя Горшкова, самого Козырева и оперативника Кузнецова, и взял с них честное слово объяснения о том, что никакой аффилированности нет и в помине, мамой клянёмся!. На основании этих объяснений г-н Паражинский прислал мне ответ о том, что указанные мной в жалобе факты не нашли своего подтверждения.

Борьба с коррупцией в поте лица, чо. И почему я не удивлён?..

Ну и наконец, попутно тут развивается ещё одна весьма абсурдная история с участием Козырева, о ней расскажу в ближайшие дни.

Вести с фронтов

Пишу редко, так как значительных новостей пока и нет — в основном, бюрократическая волокита. Я оспариваю действия следователя в суде по ст. 125 УПК сразу по двум разным вещам — по избранию мер пресечения в виде подписок о невыезде безо всяких на то оснований, и в отказе следователя знакомить меня с теми документами, на ознакомление с которыми я, как подозреваемый, имею полное право (например, повестки о вызове меня на допрос следователь почему-то считает «конфиденциальной информацией»… видимо, настолько конфиденциальной, что даже я о них ничего не знаю и знать не должен). Напомню, что подписок о невыезде, одновременно действующих в отношение меня, у меня на начало месяца было аж три.

В конце ноября прошлого года Красногвардейский районный суд Санкт-Петербурга в лице судьи Елисеева бодро отказал в удовлетворении иска, заявив, что следователь может избирать столько подписок, сколько ему взбредет в голову. Мы не согласились и подали кассацию в городской суд, который согласился с нашими доводами и вернул дело на повторное рассмотрение в Красногвардейский. Теперь уже другой судья, Татьяна Михайловна Тихомирова, постановила, что значительных нарушений в действиях следователя нет, кроме избрания второй по счету подписки, которую она отменила. Что ж, теперь я на 1/3 свободнее в своих перемещениях. В любом случае, на наш взгляд, решение абсурдное, поэтому пойдём на третий круг в городской суд.

Что касается второго дела, связанного с отказом следователя в ознакомлении с документами, тут судья того же Красногвардейского суда (прямо заповедник законности, ей-богу) Наталья Вячеславовна Козунова, видимо, решив не заморачиваться, ответила просто — все действия следователя законны, а мнение прокуратуры города (которая ранее уже зафиксировала нарушение следователем закона) ей не указ. Что самое смешное, что в заседании присутствующий прокурор подтвердил — да, в городской прокуратуре-де ошиблись, и он с её мнением не согласен. Ооок, видимо, районные прокуратуры у нас нынче являются самостоятельными и обособленными структурами, не подчиняющимся городской. Что ж делать, времена такие. И это решение пойдёт в городской суд на обжалование.

А мой любимый следователь Антон Сергеевич Горшков отобрал у меня 15 марта подписку о неразглашении данных предварительного следствия в порядке ст. 161 УПК, посему радовать вас очередными казусами и нестыковками в деле я буду теперь значительно реже, только в тех случаях, когда смогу. Но у меня всё записано, и всё в любом случае будет предано гласности по окончанию действия подписки. Я — за то, чтобы подобные герои уголовного делопроизводства были на виду.

Обнимаю вас, а у нас впереди — итоговое заседание суда в Швейцарии по установленному двойной экспертизой факту подделки моей подписи на договоре купли-продажи 30% акций компании MediaPhone SA в пользу Козырева. Я, конечно, буду ходатайствовать о том, чтобы подполковник Горшков разрешил мне съездить на него, но на 100% уверен в его решении. Что ж, строго говоря, моё присутствие там и не обязательно — я думаю, что и сам Козырев туда не явится и за нас поработают наши адвокаты.

Подписок мало не бывает

Несмотря на то, что гражданский суд против г-на Козырева, пытающегося присвоить себе деньги «KMK Research» мы выиграли, два открытых уголовных дела в отношении меня и Кирилла Мурзина продолжают расследоваться в привычном для нашей полиции ритме: то есть вяло.

В конце прошлого года я подал в суд на действия следователя в порядке, предусмотренном ст. 125 УПК РФ по поводу избрания следователем Горшковым А.С. мне аж двух подписок о невыезде. Суд первой инстанции отклонил мою жалобу, не потрудившись разобраться в сути вопроса и признав действия следователя обоснованными. Впрочем, 10 января городской суд отменил постановление районного и направил жалобу на повторное рассмотрение, которое состоится через 2 недели.

Прокуратура же согласилась с доводами защиты о том, что фактически меня по первому уголовному делу нужно продолжать считать подозреваемым, так как постановление о прекращении уголовного преследования не выносилось, потому юление подполковника Горшкова о том, что я-де «свидетель» направлено лишь на ограничение моих прав (свидетели имеют значительно меньше прав, чем подозреваемые). Сначала следователь сказал, что постановление прокуратуры носит «рекомендательный характер», но несколько дней назад позвал меня на беседу в рамках первого (экономического) уголовного дела, куда я и явился на этой неделе.

Горшков ехидно заявил, что он выполняет требование прокуратуры и признаёт, что я до сих пор являюсь подозреваемым. Потому... вот вам, гражданин Карпенко, ещё одна подписка о невыезде. Интересно то, что последний раз по данному делу следователь избирал мне подписку в марте 2010 года, после чего необходимости в её избрании явно не испытывал, и лишь через два года (без нескольких дней) внезапно решил, что я могу скрыться. Прекрасно сознавая то, что им же в отношении меня отобраны действующие подписки по второму уголовному делу...

В общем, в итоге мной даны теперь три действующие подписки о невыезде и надлежащем поведении. И одно обязательство о явке. Что ж, сидим в городе дальше...